Азарова не по-русски

 

 

  Переводы на английский

  Перевод на испанский

  Переводы на сербский

  Переводы на словенский

 

 

Переводы на английский













my God, don’t say Thou to the deep

don’t thieve the deep from my boats

you’d better not

be the Land, my God, to my tameable sea

but attention I don’t receive from Thee

as if I have noone to tell on you



















мой Бог, на Ты к глубине не обращайся

не воруй глубину у корабликов

Ты лучше

мой Бог, не будь у подручного моря Сушей

но Ты и внимания на меня не обращаешь

как будто мне некому на Тебя пожаловаться










let it be punishment –

with knife-over-turned eyes


till eve sat seven

each with his own gate


this is a category of people –

they call it humankind


and the rest?


still left are wings and books

for-feathers’ common field


corrugated


by a knife a book lopped off


going to talk










это наказание – ножом

перевёрнутых глаз


до сумерек сидело семеро –

каждый со своими воротами


это такая категория людей –

называется человечество


а остальные ?


есть ещё книги и крылья –

общее поле для перьев


смялось


книгу как отсекло ножом


поговорить











me being a feline bird

dappled with sunny slaps

slippped on the lent of cheerful

thoughts


and what is your purpose so well getting on?

and what is your purpose being healthy and gay?

vessels of current time-matching with carreyed

quilts


sandpipers and seagulls’ sandpies












я кошачая птица

вся в солнечных оплеухах

подскользнулась в пост весёлых

мыслей


а вы с какой целью хорошо поживаете?

а вы с какой целью здоровы и веселы?

стаканы тока в такт клетчатых

одеял


куличики чаек песочных








still alive are the swans under the snow

the river swans are snowdropped

raised to the rhone


mountain horses and legs are short

shortlegged mountain horses

boots boot the being


for the night-shift work it snows

for the foothills’ immigrants

fidelity guaranteed


puny points of geneva’s snow

for white cows

hunting









ещё живые лебеди под снегом

речные лебеди подснежны

ровные на роне


гор кони коротки и ноги

коротконогие кони гор

ботинками в бытиё


снег к ночи для ночных рабочих

для предгорных эмигрантов

гарантия верности


щуплые точки женевского снега

для белых коров

ищут










I’ll tuck the horizon under my heels –

for we are cuddled in the sea’s warmth


beware: someone’s throwing burning butts

from the upper deck


ye, right: that’s august shooting stars


our boat: is thoroughly disinfected

from said stars burnt smell


formally: I know that Thou art but a mere tradition

but Thy temporary friendship I won’t mind











горизонт заткну под пятки –

раз укутались в тёплое мо́ря


осторожно : ктото кидает с верхней палубы

горящие окурки


что́ты – так в августе падают-звёзды


наш корабль : стерильно дезинфицирован

от запаха горелых звёзд


собственно мне известно что Ты – только традиция

но хочется подружиться с Тобой хоть и временно



eulogy to aygi


thaws

branches shake off death

instead of snow


infinity

tugs on the heart-attached

rope


it hurts

nuzzling infinity with one’s gaiety

visorlessly greeting the woods


at the isle

at the bird’s mountain


through

the squirrel’s sun

drop-drop-and-dash

the trees’ netted news


swallowing aqueous or melted woodpecker’s

morse


rustling and revoking norms

norm-revoking rustle





памяти айги


оттепелями

ветви стряхивают вместо

снега смерть


бесконечность

дергает к ней привязанное сердце

за верёвки


больно

радостью тыкаться в бесконечность

бор без забрала приветствовать


на острове

у птицы на горе́


сквозь

солнце беличье

капля-капля-тире́

деревьями сетчатые вести


водную или дятла растаявшего мо́рзе

сглатывая

шурша и нарушая нормы

нормы нарушая шуршать




september

hit


how will we pass

how docking to the sky

how will we pass through damp

sooth-saying on the mount

how will we pass

how will we pass through overturned

street lamps

how will we pass

by seagulls’ sleeping lodge

yonder

look

left

the past is fidgety like a cat

grown fat

later

the past

is turned into a cloud

and starts

its vertical

ascend




сентябрьский

шлягер


как мы пройдём

как приставая к небу

как мы пройдём сквозь волглое

нагорное гаданье

как мы пройдём

как мы пройдём сквозь перевёрнутые

фонари

как мы пройдём

мимо ночлега сонных чаек

смотри

налево

там

прошлое подвижно как растолстевшая

кошка

потом

прошлое

превращается в облако

и уносится

вертикально

вверх







a lot is slanted from me

detecting certain in-con-sistency

of things to-me

biro’s notably blue

its-slowing-its-clutching-to

the-paper’s-persistent-non-gliding

which-in-its-essence-is-akin to a quilt

not-thrown-directly-but

placed-atop

a blanket just in order to warm not-involved-

-in-life

actually-it-smacks-of

springtime long-thick-ice-with

sled-runners’-floating-tracks


and yet the lake is an eye’s throw away








со мною много покосилось

обнаруживая некоторое не-со-ответствие-мне

вещей

шариковой ручки особенно синей

торможение-её-цепляние

за-устойчивость-бумаги-нескольжение

что-по-существу-равно пледу

но-прямо-не-наброшенному-а

положенному-поверх

одеяла просто для тепла-так-не-участвуя-в-

-жизни

собственно-на-это-похожи

весенний долго-толсто-лёд-на-нём

-полозьев-плавающий-след


а всё-таки глазом подать до озера



what a pleasure it is learning to drive

and grasping for the first time speed


what a pleasure it is unlearning the skill

and gaining freedom again


what a pleasure it is learning to launch a product

and getting rich


what a pleasure it is unlearning the skill

and thinking

how perfect they launch it

that even I will buy


what a pleasure it is changing the country

and getting to know it


what a pleasure it is leaving that country

and cursing it

praising it from time to time


what a pleasure it is learning to love

and discovering the world


what a pleasure it is unlearning the skill

and living amongst people for a while


what a pleasure it is peering down the past

and meeting one’s classmates


what a pleasure it is unlearning to

recall their names





как хорошо научиться водить машину

и впервые-ощутить-скорость


как хорошо разучиться водить машину

и снова-быть-на-свободе


как хорошо научиться-делать-продукт

и разбогатеть


как хорошо разучиться делать продукт

и думать

как это они-так-хорошо-делают

что и я покупаю


как хорошо приехать в страну

и узнать её


как хорошо уехать из страны

и ругать её

а иногда нахваливать


как хорошо научиться любить

и открыть мир


как хорошо разучиться любить

и пожить-среди-людей


как хорошо заглянуть в прошлое

и увидеть одноклассников


как хорошо разучиться вспоминать

даже фамилии









i’m thinking your thought

i’m firmly thinking within

your thought

unconfirmable is

whether i think with you

this is what I would like to


the mind’s timber

desiccated decrepit smashed


the poems of the living

are malwritten










я твою мысль мыслю

я твёрдо мыслю

в твоей мысли

нетвёрдо другое

мыслю ли я с тобой

а как хотелось бы


древесина рассудка

рассохлась расщепилась расплющилась


живые пишут плохие

стихи


Перевод на испанский







перевод на испанский

я твою мысль мыслю

tu pensamiento pienso

soy firme en pensar

pensamiento tuyo

el otro no es firme

si pienso contigo

es lo que más del todo querría


la madera de mi razón

se deshizo se destrozó se rajó


escriben poesías malas

los vivos









я твою мысль мыслю

я твёрдо мыслю

в твоей мысли

нетвёрдо другое

мыслю ли я с тобой

а как хотелось бы


древесина рассудка

рассохлась расщепилась расплющилась


живые пишут плохие

стихи


Перевод на сербский


ПОВЕЉА: часопис за књижевност, уметност и културу. Изд. Народна библ. «Стефан Првовенчани», Краљево, 2 / 2010. – С. 78-80.



Наталија Азарова


вода се перута крљуштима – март

за ушима шуме – топло је

његово сунце и вода

помешани су у истој

посуди


овде


прокрчене хорде радости

рупа

закрпљена


искрено

стоји језеро


оно је најукусније парче

извадила сам га

из средине мора


и-они



и колико су само драги они са том својом

неурачунљивошћу


тачни

у модро забодени

тамо где их нема – јасно је







вода шелушится струпьями – март

за ушами леса – тепло

его солнце с водой

перемешаны в общем

сосуде


здесь

протоптаны орды радости

дыра

заштопана


искренне

стоит озеро


оно самый вкусный кусок

я его вынула

из середины моря


и-они


и до чего же милы они этой своей

несосчитанностью


точненькие

в синее тычутся

там где их нет – ясно







монастирском


дечак

звуком

скоком

по асури

по спрату


додирујући врх ума

у машинама су

другачији шумови

у миша

и шум музеја

мисао о мишу

препознаш

по смотуљцима


мисао о дечаку

сасвим

прикуцава

за земљу







монастырскому


мальчик

звуком

прыжками

по мату

по этажу


задевая верхушку ума

у машины

иные шумы

у мыши

и шум музея

мысль о мыши

узнаешь

по узелкам


мысль о мальчике

насквозь

прибивает

в землю









нисам анђео –

и ја једем и пијем

и мени је као и њима својствена

љубав према користи

мржња према беди

три године сам спавала на тераси

до танчина прецртавајући океан

машине су прошле као шарене

миро к-на теби радуј се

а-ја:

мир-окна мени једном-и

пробудих се изван дана


моје постојање

модерно је као

божић










я не ангел –

еда и питьё мои занятия

мне как и тем свойственна

любовь к выгоде

ненависть к беде

три года проспала на террасе

напрочь перечерчивая океан

машины проезжали как оранжевые:

миро́к-на тебе радуйся

а – я:

мир-окна́ мне раз-и

проснулась мимо дня


моё существование

модно как

рождество





Перев. Мирjана Петровиђ